Лечение нарушений пищевого поведения

Лечение

 

Лечение: Введение

 

Целостный подход в лечении нарушений пищевого поведения.

Главное – не частота, а постоянство посещения выбранных сессий, будь то раз в неделю или раз в месяц.

Основные методы лечения – когнитивно-поведенческая терапия, телесно-ориентированная терапия, семейная терапия, писхология успеха, арт-терапия.

Дополнительные методы – гештальт-терапия, возрастная психология, психология питания, экзистенциальня психология и терапия, работа с травмой, эпо-терапия, трудо-терапия.

Что дает каждый метод?

Особенности психотерапии при пищевой зависимости.

Перечень техник, помогающих выздороветь.

 

Пока эта глава не готова,вы можете ознакомиться с системой лечения пищевых зависимостей здесь.

 

Лечение: Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

Главная задача ГПТ — показать связь каждого (КАЖДОГО) приступа (даже выраженных в мыслях о воздержании от еды или недовольство фигурой) с конкретной причиной и  эмоциональным состоянием. Это самое важное – увидеть, как определенная ситуация повлияла на эмоциональное состояние человека, а невозможность справиться с новыми эмоциями привели к пищевому приступу.

Здесь кроется несколько ловушек разных уровней.


Первая – на начальной стадии лечения – кажется, что ничего ни с чем не связано, что это ужасная, страшная привычка. Невозможность увидеть за каждым приступом определенные эмоции порождает страх и отчаяние от ощущения непонимания и безвыходности. Понемногу разбираясь в проблеме, приходит видение причин, понимание своих эмоций, страх становится меньше, следовательно, меньше стресса, и как следствие, немного снижается интенсивность приступов. Это самый первый и самый короткий этап лечения (от одного сеанса до пары месяцев (бывает до полугода, это зависит от интенсивности сеансов и возраста зависимого).

Вторая ловушка – видение причин и понимание эмоций есть, а выздоровления нет. Это потому что понимание ситуаций и эмоций – слишком обобщенное. Снова появляется обесценивание достижений, разочарование и бессилие (типичные «сопровождающие» нашей зависимости). Есть страх и неумение заглянуть в них глубже. В начале  лечения приходится разбирать конкретный пищевой приступ буквально по крупицам. Поверьте, добравшись до сути конкретного приступа, эмоции, связанные с ним, уходят полностью.


Так – постепенно, шаг за шагом, пропадает до 90-100% пищевых приступов.


Это самый долгий этап. Его время определяется глубиной болезни. В самом легком случае пройдет 6-8 месяцев, причем независимо от интенсивности сеансов. Но в тяжелых – может затянуться на годы, так как слишком большие страхи не дают человеку двигаться дальше, решить проблему в корне (сделать некоторые не эмоциональные, а реальные шаги – куда-то пойти, с кем-то встретиться, устроиться на работу, поменять работу и т.п.) В этом случае страх сделать новые шаги мешает разбираться с приступами – часто зависимый начинает приходить с запросом на решение бытовых жизненных ситуаций, а если пытаться с ним работать психологически, может завершить терапию или взять большую паузу.

 

Третья ловушка – на последнем этапе часто остается около 10% пищевых срывов. Многие не доводят лечение до конца, принимая ситуацию такой и объясняя ее вредной, но терпимой привычкой. (Согласитесь, интенсивность приступов 5 раз в день и 1-5 раз в месяц – ощутимая, многих такой вариант устраивает). Порой, такая жизнь длится несколько лет, но рано или поздно в жизни каждого наступает тяжелый период, и возобновляется старая пищевая схема решения проблем. Здесь надо отличать человека практически здорового от того, кто по сути когда-то бросил терапию, или вообще ее не проходил, но пищевые срывы по естественным для него причинам приходят в жизнь волнообразно. Дело в том, что если человек действительно пролеченный, прошел глубокую терапию, то придя к психологу в такой ситуации, он довольно быстро (буквально за 1-5 сеансов) решает свои насущные проблемы, не редко таким образом одновременно подводя черту и своим нездоровым пищевым привычкам.


Есть и те, кто бы предпочел довести лечение до конца, не ожидая наступления кризисов. Их возвращение приступов даже в небольшом и относительно редком объеме тревожит и фрустрирует, накладывает отпечаток на ощущение себя в жизни в целом. И самое главное, что нужно понимать – это НЕ привычка! Это определенная привычная реакция на нежелательные эмоции, мысли, ситуации. В этих ситуациях очень хорош вопрос: «А что бы я делал, если бы сейчас не пошел есть?», «А о чем бы я стал думать, если бы сейчас не стал думать о еде или о похудении?» Как правило, к здоровому человеку сразу приходит понимание о том, какие именно мысли или чувство он попытался избежать свои приступом.

Любая привычка, даже самая вредная, чему-то служит – избавлению от нежелательных мыслей, эмоций, действий. Порой так не хочется обидеть кого-то и сказать, что вы не хотите куда-то идти, или чтобы он к вам приходил. Или не хочется начать с кем-то разговор, интуитивно (часто ошибочно) предчувствуя за ним еще большие неприятности. Или давно пора сменить работу, просто потому что скучно, но это повлечет за собой столько новых хлопот. Так не хочется обо всем этом думать. Зато думать о том, что надо похудеть – очень просто, в смысле того, что мы знаем, куда эти мысли приведут, они давно определены, в них все прозрачно: сначала уменьшить калории, затем спортзал, затем за тем заветный костюм… Вопрос: нужно ли нам в самом деле похудеть, или наша задача – не думать о чем-то другом?

Лечение: Телесно-ориентированная терапия

Так сложилось, что в основе любой телесно-ориентированной терапии лежат упражнения йоги. Их могут видоизменять или иначе называть, поэтому для тех, кто испытывает к восточным методам лечения организма неприязнь или принципиальное отрицание, есть возможность выбрать для себя максимально нейтральное название, например «зарядка», «пение-терапия», «лечебная гимнастика» и другие – выбор большой. Их суть в одном: научить слушать и слышать свой организм, понимать его сигналы, действовать с ним сообща, а не вопреки. Порой мы совсем или почти не чувствуем и не понимаем своего организма, своего тела, забываем об усталости, не чувствуем голод или наоборот – насыщения, игнорируем первые симптомы болезней и т.д. В случае с булимией или анорексией это приобретает катастрофические масштабы. И задача любой телесно-ориентированной терапии – вернуть зависимого в свое тело, почувствовать себя в собственном теле, буквально осознать свои руки, ноги, спину, дыхание…

Лечение: Арт-терапия

Лечение: Семейная терапия

Лечение: Психология успеха

Лечение: Профессиональное ориентирование

Лечение: Гештальтерапия

Лечение: Возрастная психология

Лечение: Психология питания, диетология, дието-терапия

Лечение: Экзистенциальна психология

Лечение: Работа с травмой

Лечение: Эпотерапия и т.п.

Лечение: Трудо-терапия

Лечение: Психоанализ

Лечение: Групповая терапия

Лечение: Медикаментозная поддержка

Лечение: Стационарное лечение

Лечение: Особенности психотерапии при лечении нарушений пищевого поведения

Время лечения

Чем раньше, родитеди заметили неладное - тем быстрее надо начинать лечение. если ребенок не хочет, то не стесняться и идти самим в терапию (независимо от возраста зависимого). Известно правило - если один человек в семье начинает меняться, постепенно все начинают меняться.

Частота сеансов

Готовность к лечению

Психологическая поддержка психотерапевта и других врачей

Понимание особенностей своего организма

Формирование понячтий уважения, принятия и безусловной любви

Обучение анализу и принятию решений

Формирование морально-нравственных ценностей

Лечение: Особенности психотерапии при лечении нарушений пищевого поведения у подростков

При лечении зависимости одну из самых ключевых ролей играет отсепарирование ребенка от родителей. И это является главной проблемой при лечении пищевой зависимости у подростков. Дети/подростки 12-15 и даже часто 18 лет в силу своего возраста еще не готовы отделять себя от родителей, особенно мамы. Эта мысль для них болезненная, тяжела. Если девушка 17-18 лет попадает в группу, средний возраст которой 20-25 лет, она словно "выключается", когда речь заходит о взаимоотношении с матерями. Малейший намек на то, что о матери можно говорить как о постороннем человеке, давать оценку ее поступкам или словам, приводит их в полнейшее смятение и замыкание.

По этой причине, девушкам до 18 лет лучше всего подойдет подростковая групповая терапия, в которой обсуждаются взаимоотношения с людьми в целом, особенно со сверстниками, а также где обсуждаются планы, цели и возможности на будущее.

Возможно, идеальным было бы создать группу для подростков с анорексией/булимией. Но такое практически не реально, так как в силу особенностей характера, свойственных данному возрасту, подростки в целом избегают общения с психологом. по этой причине юношу или девушку с анорексией/булимией приходится приглашать в общую подростковую группу. А там у них свои сложности - из-за высокого уровня интеллекта и максималисткими требованиями к себе и окружающим у них проявляется высокомерие по отношению к другим участникам группы (как и к одноклассникам, надо заметить). Это мешает им увидеть проблемы, которые поднимают другие (ведь им кажутся они мелкими и глупыми, не достойными внимания). Соответственно, это мешает и выздоровлению в целом.

 
 
 
 
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now