Лечение нарушений пищевого поведения

Причины возникновения нарушений пищевого поведения

 

Социальные причины: Отсутствие понимания границ — своих и окружающих

Неумение сказать нет – причем  разными способами – от жесткого, до мягкого «выхода из ситуации».


Часто родителями не соблюдаются ни свои границы, ни границы ребенка. Например, требуется, чтобы дверь в комнату ребенка всегда была открыта, или входят без стука или предупреждения и .п.


Не соблюдаются границы и в таких простых вещах для многих как неумение признать усталость от общения, выйти вовремя для себя из общения. Часто родители поступают также, а ребенок «снимает кальку».

Социальные причины: Отсутствие основополагающих понятий этических, морально-нравственных, социальных

Большинство социальных норм и этически-нравственные понятия навязаны близкими людьми - родителями, другими родственниками, берутся поверхностным повтором поведения одноклассников или из фильмов и сериалов. Они никаким образом не проанализированы. Если что-то не получается, кем-то что-то не соблюдается — кто-то не обратит внимания, кто-то проанализирует и скорректирует свое поведение или отношение к этому, но в нашем случае нет ни того, ни другого.

К таким нормам и понятиям относятся самые обычные для большинства людей вещи:

Уважение


Дружба
Любовь

Понимание

Требования

Границы

Обязанности

Ответственность

...

Социальные причины: Идеализирование отношений

Часто ярко выражено в видении взаимоотношений с молодым человеком, в выборе партнера.

Любовь — как Ромео и Джульета, дружба — с первого класса и навек.

Социальные причины: «Розовые очки»

Видение ситуации или людей в «розовом свете» — часто вопреки очевидным фактам, которые видят все, кроме зависимого: парень выпивает, изменяет, оскорбляет; друг не считается с мнением и желаниями завиисмого, оскорбляет и т.п.

Потом сильно обижаются, что оказывается все не так, как они думали.

Социальные причины — профессия и статус: Влияние социального статуса семьи

 

 

Безусловно, статус семьи в целом играет большую роль.


Однако, социальный статус матери не всегда приводит к такому же положению зависимого. Причем, у зависимого есть все предпосылки достигнуть подобного положения, но подавление родителями или протест мешают ему в таких достижениях.


А вот статус отца очень часто влияет напрямую на занимаемую должность и т.п. При высоком статусе девушка тоже легко достигает карьерных успехов. Если низкий — девушка тяжело двигается по карьерной лестнице, очень низко себя ценит профессионально. Порой имея два высших образования идет работать чуть ли не уборщицей. При высоком статусе отца, такое практически исключено.

Социальные причины — профессия и статус: Непомерно сильное давление родителей по поводу поступления в ВУЗ

1) Одна из наиболее ярких причин возникновения пищевой зависимости — прессинг начинается уже в школе, иногда с 6-7 класса, чаще с 10-11 класса. Ребенок очень боится разочаровать, не оправдать ожиданий родителей.

2) На следующем этапе — конец института — страх неоправдать надежд, и разочаровать толкает на нелюбимую работу, на достижения, которые самому человеку не нужны. Все это приводит к слудующему пункту.

Социальные причины: Потеря или отсутствие профессиональных целей и ориентиров

Когда я спрашиваю у зависимых молодых людей об их будущем, об их планах на будущее, я всегда знаю, какой ответ я получу: «Я не люблю загадывать». Некоторые уточняют: «Я боюсь, что ничего не получится, загадаешь, а потом не выйдет, не хочу разочаровываться». То есть речь не о том, что не хочу загадывать, а о том, что боюсь загадывать.


Бывает, отвечают в дополнение иначе: «Я хочу жить сегодняшним днем».


Но, во-первых, «сегодняшним днем» у них не получается. А во-вторых, кто сказал, что нельзя жить сегодняшним днем, при этом, не планируя завтрашнего? С одной стороны, действительно, жить, чувствовать жизнь, надо уметь сегодня, а ни где-то в будущем или прошедшем. Но с другой стороны, есть замечательная испанская пословица: «Если ты ничего не планируешь, ты планируешь Ничего». И практически в каждом языке есть ее эквивалент. Это значит, что пока вы не знаете, куда же вы направляетесь, вы не можете даже предположить, куда же вас занесет. А это значит, что вы снимаете с себя всякую ответственность за свое будущее, и вы его не контролируете. Если вас это устраивает, проблем нет. Но только потом не жалуйтесь, что вам не нравится то, где вы очутились, ведь вы сами отдали бразды правления собственной жизни на волю случая.


К сожалению, подобное отношение к своему будущему свойственно не только зависимым, а практически целому поколению молодых и не очень молодых людей. Этому не учат в школе, в институте – нигде не учат! Так что это огромная проблема целого общества – люди поступают в институты, не понимая и не зная, для чего они это делают, понадобится ли им это, потом работают так же, с такими же точно мыслями. Может ли быть счастлив человек, который не знает для чего он живет и работает, кроме того, что кормит семью?


Хотелось бы привести слова молодого мужчины, которые великолепно иллюстрируют отношение к своему будущему большинства молодых людей современной России (сам молодой человек ничем не болен, на сколько я могу cудить). Но, в отличие от большинства, он понял свою проблему и решил ее. Об этом он и пишет ярко и точно.

«В школе меня не учили думать о будущем. Считалось, что невозможно позаботиться о том, чего еще нет. Кроме того, планирование казалось бесцеремонным вторжением на чужой этаж жизни, до которого еще не дорос. Планирование – это всегда не наше дело. Им занимается кто-то по чьему-то особому поручению, а до нас потом все доводят, информируют, ставят в известность. В общем, спускают план. Когда же надо начинать всерьез думать о будущем? Мы вообще не любим загадывать. Сама этимология этого слова ведет к гадалкам и кофейной гуще.
А потом мне вдруг стало понятно, что единственный способ куда-то прийти – это наметить путь и проследовать по нему. Или так, или просто жить и ходить на работу. А на работе работать. Когда я впервые поставил перед собой амбициозную долгосрочную цель, моя жизнь стала другой. В белом шуме зазвучала чистая нота. Первая. Моя.


Усилие, которое мы совершаем над собой, ставя долгосрочные цели, всегда вызывает дискомфорт и тревогу, ведущие к желанию завершить эти развязные размышления о будущем. Будущее, считаем мы, должно быть покрыто тайной и вызывать суеверный страх: не стоит касаться того, что не в наших руках. Не посягательство ли это на чью-то волю?


Постановка долгосрочной цели требует мужества и признания своей ответственности за кусочек будущего. Это не борьба за равные права с провидением, это полное отрицание ключевой роли судьбы в своей биографии.


Я решаю сам.


После то, как мы сами находим свою первую чистую ноту, мы понимаем, что и оркестр тоже существует. И ради того, чтобы он зазвучал, стоит жить.»

От себя добавлю: если вы так верите в судьбу, почему бы не принять, что раз мысль о Своей Собственной Ноте пришла вам в голову, это тоже судьба. А если нет, так перестаньте лечиться, смиритесь с тем, что ваша болезнь и ваши мучения на всю жизнь. Возможно, это звучит жестко, но и болезнь у вас или вашего ребенка не детская – вы либо боритесь, либо нет – до конца.

Социальные причины — профессия и статус: Отсутсвие качеств характера для достижения успеха (в обществе и для себя лично)

Поступательность, терпение, постоянство, маленькие но постоянные и поступательные шаги, планирование, рассуждение и анализ, выводы на будущую жизнь.

Социальные причины — своя семья: Отсутствие образцов поведения в семье

В семье зависимого ребенка отсутствуют образцы поведения некоторых социальных ролей. Если они есть, то не подходят ребенку.

Что это значит? Это означает, что отец, мать, порой, бабушки или дедушки, не выполняют свои функции, не только как мамы-папы-бабушки и т.д., но и не выполняют своих функций как женщина или мужчина. Например, жена зарабатывает больше мужа, или за ней всегда остается «последнее слово», - это приводит к тому, что мужчина теряет свою значимость и весомость как мужчины, как отца, как главы семьи, а этим, в свою очередь, провоцируется рост неуважения к нему, а потом и к женщине.

Если вспомнить, что мы говорим о детях с высокой чувствительностью, с завышенными морально-нравственными взглядами, то мы увидим, что такие дети очень чутко улавливают ноты неуважения к любому из членов семьи, переживают за каждого, кто прямо или косвенно подвергается унижению или оскорблению. 

Очевидно, что такую семью или ее членов вряд ли можно назвать счастливыми. И вряд ли они могут являться образцом для подражания по крайней мере в сфере семейных взаимоотношений. А поскольку мы говорим в массе своей о девушках, и для них семья – один из главных приоритетов в жизни, то именно в нем они хоте ли бы, чувствовать себя счастливо в первую очередь.

Разумеется, что рано или поздно, дети в таких семьях принимают решение ни в коем случае не быть такими, как их родители. Тогда встает вопрос: а какими быть? Они начинают поиски образцов. Но что же они видят? Образцы в кино – но они, как правило, либо слишком глянцевые (нарочито хорошие), либо как раз наоборот – показано, как все сложно, кругом одни проблемы, и как снежный ком, либо фильм заканчивается как раз там, где все начинается – встретились – влюбились – свадьба – конец фильма. Кстати, примерно это они потом и ищут во взрослой жизни – красивую сказку, но как только замаячит на горизонте слово «семья», тут то и вылезают все прежние страхи. Образцы в жизни – родственники, соседи, семьи друзей (при условии, что родители им позволили смотреть по сторонам, такое не всегда бывает в семьях зависимых). И что же они видят в них? Даже если они находят образцы счастливой семейной жизни, родители им не двусмысленно дают понять, что это только на поверхности, что если поглубже капнуть, то у всех все одинаково – плохо.

Разве удивительно, что после нескольких «неудачных» попыток найти для себя образец для подражания, дети, в конце концов, опускают руки. А учитывая, что перед нами максималисты, то решение «лучше вообще никогда не заводить семью», очевидно. Но даже если нет такого осознанного решения, то оно присутствует в страхах, в отсутствии месячных – это прямое указание на нежелание становиться взрослой женщиной, способной создать семью.

 

Если имеет место быть семейная терапия, то есть, если на терапию ходит мама (или хотя бы папа), то самое лучшее, что происходит в такой семье - корректируются ролевые можеди на более грамотные, в семью возвращается уважение, ценность каждого ее члена. Все встает на свои места. И ребенок не просто улавливает это, а у него появляется будущее - он начинает видеть, что, во-первых, изменения возможны (пропадает чувство безысходности, так свойственное людям с анорексией/булимией), во-вторых, появляется новая модель, уже намного более подходящая для реализации себя в жизни.

Если семейной терапии нет, то психологу приходится прикладывать неимоверные усилия и изобретательность, чтобы прийти к тому, чтобы зависимый поверил, или хотя бы понадеялся, на то, что подходящая для него модель существует, что она возможна, что счастье возможно.

Социальные причины — своя семья: Непонимание роли женщины, нежелание принимать на себя эту роль

В предыдущей главе мы говорили об отсутствии позитивных роли в семье в целом.


Но и каждый из родителей, к сожалению, крайне редко в семье пищевого зависимого транслирует своим поведением свою ролевую функцию – мама-папа, мужчина-женщина – и при этом счастлив.

Я всегда спрашиваю у своих клиентов, счастлива ли их мама, папа, их родители. И всегда слышу ответ «нет» – за редчайшим исключением. Иногда мамы удивляются такому мнению своего чада, более того, до этого момента они сами бывают уверены, что, вроде, счастливы. Но привычная грусть в глазах, вряд ли обманывает их ребенка. На мой вопрос, что же не хватает для счастья, следует неизменный ответ: больше заниматься собой, перестать волноваться, перестать переживать за нас, детей, больше делать для себя – покупки, занятия, развлечения…

Вместо всего этого мамы заняты решением миллионом насущных вопросов, большую часть из которых должны бы решать папы, но наша жизнь устроена таким образом, что именно мамы несут за это ответственность. И это, конечно, утомляет, и напрягает, и выматывает и т.п. И на любовь, внимание, заботу – уже не хватает ни времени, ни сил. Иначе говоря, вместо женских функций – поддерживать любящую, добрую атмосферу в семье, с другими людьми, вместо маминых функций – поддерживать и любить безусловной любовью,  принимать участие в жизни ребенка, мамы зависимых зарабатывают деньги, тянут на себе весь дом, а порой и родственников, воспитывают, тащат и прочее и прочее.


Какая девочка-девушка-женщина захочет для себя такую участь. А на все вопросы, обращенные к родителям, слышат: «все так живут», «жизнь – тяжелая штука», «а ты как думала, красиво только в кино бывает» и т.п. То есть идет трансляция того, что по-другому не бывает – либо так, либо никак. И опять мой вопрос: откуда при таком раскладе появится желание жить, желание быть женщиной?

Не забывайте, мамы во многом выполняют функции мужчины и часто бывают счастливы не от своей женской реализации, но, по крайней мере, от мужской – от успехов на работе, от положения в обществе. Тогда девочкам транслируется мысль, что счастье возможно, но лишь в случае реализации себя, своей жизни, по мужскому принципу. Ну, и зачем ей, в таком случае месячные, или семья, или дети? В лучшем случае непостоянные или ни к чему серьезному не обязывающие отношения.

Что делать? Ответы, практически, напрашиваются сами: больше заниматься собой, посвящать время своему досугу, своему собственному здоровью, внешнему виду, своему собственному душевному спокойствию, и отношениям с папой, со своим (любимым) мужем. Для многих это звучит парадоксально, но для того, чтобы ваш ребенок начал выздоравливать, придется оставить его в покое, а вместо него заняться собой. Это ужасно и страшно, но для общего блага придется восстанавливать взаимоотношения с мужем, вспомнить, что вы всего лишь женщина – слабая, порой, беззащитная и ранимая, порой, легкомысленная и беспринципная – и в этом ваша прелесть, женская прелесть. Я знаю, многим эти слова невыносимы, слышатся бредом. Я прошу прощения, если они кого-то ранят и вызывают бурную негативную реакцию.

Социальные причины — своя семья: Не понимание и неприятие роли мужчины

Увы, часто папы в семьях пищевых зависимых также не блещут проявлениями мужского характера, мужской мудростью.


Чаще всего они самоустраняются. А когда проблема припирает, поведение их, мягко говоря, не мужское, порой, доходит до истерик. Не редко, чувствуя свою беспомощность, они кричат, визжат, топаю ногами, хлопают дверьми, делают устрашающий вид, бросаются громкими угрозами, но… до их осуществления дело так и не доходит. А, ведь, в этом и заключается начало границ, поставленных ребенку – четко и ясно. Именно с них, с выполнения угроз, наказаний за проступок, реальных лишений за невыполненное обещание ребенком – у самого ребенка начинает формироваться ясное представление своих и чужих границ. Именно с них он учится понимать, что же на самом деле можно, а что нельзя. Но это больше про границы. А тут про роль мужчины в жизни подростка, будущей женщины или будущего мужчины.

Как ребенок будет относится к отцу, который не держит слово, не соблюдает обещаний, который легко «прогибаем», который не несет ни за что ответственности, и, очевидно, боится ее, еще хуже, если ничего в жизни не достиг, а всех вокруг только поносит, и уж совсем тяжело, если сам является зависимым от алкоголя, наркотиков, игр и т.д.?

Глубочайшее разочарование постигает ребенка, когда он видит истинное лицо своего родителя, лицо которое запечатлевается на долгие годы. По стилю отношений с этим лицом на многие годы вперед формируется стиль отношений с мужчинами. Это может быть протест и желание сделать все, что бы я (или мой парень) не были похожи на него, может быть страх самого мужчины, а может быть страх разочарования, страх утраты или расставания, страх отсутствия опоры и стабильности и т.д.

У пищевых зависимых людей эти детские/подростковые впечатления такие сильные, а типичная реакция на все сложности – спрятаться в ракушку и замереть. Поэтому, как правило, они на долгие годы остаются одни, тяжело сходятся с противоположным полом, им тяжело строить взаимоотношения с мужчинами, причем даже самые легкие, поверхностные, формальные на работе.


Разумеется, идеально, если оба родителя участвуют в активном выздоровлении ребенка, проходя психотерапию. Но это исключительные случаи. Часто мамам приходится «тянуть» все одним. И я расстрою мам, невзирая на испорченные взаимоотношения, на все сложности и правда тяжелые обиды, лучшее, что можно сделать, это несмотря ни на что, изо всех сил стараться уважительно относиться и отзываться об отце ребенка, если есть отчим, то об отчиме также, и желательно, обо всех мужчинах. Если рядом нет правильного, достойного примера, мужчины, надо его искать, постараться найти. Это может быть брат, дядя, коллега по работе – не обязательно потенциальный партнер. Надо обращаться к нему за советом, за помощью – для того, что бы ваш ребенок – мальчик или девочка – начал видеть реальную, уважаемую, авторитетную мужскую фигуру. Это крайне важно для ребенка.

Дополнительно можно отметить, что для подростка-мальчика важно, чтобы значимая фигура мужчины постоянно подчеркивала какие-то его умения, навыки. Мальчикам важно начать чувствовать себя профессионалами в какой-либо области. Их самооценка повысится, если они видят признание своих умений в глазах мужчины (отца, деда, дяди, учителей-мужчин).

Для девочек важно, чтобы папа всегда подчеркивал их красоту, обаяние, привлекательность (естественно, я не имею в виду сексуальные мысли). Недопустимо, чтобы папа говорил что-то типа: «Здоровенная лошадь вымахала», или «отрастила задницу», или что-то в этом духе. Даже если этого нет, родители должны находить крупицы и подчеркивать ее женскую привлекательность. Так девочки учатся себя чувствовать именно в женском теле, учатся взаимодействовать с мужчинами – принимать комплименты, понимать, какие отношения с ними приемлемы, а какие нет, понимать кто и за что их ценит.

Догадываюсь, что многие родители скажут, что это неприемлемо, что главное в этом возрасте учиться, поступить в институт, получить профессию. Да, все это тоже важно. Но после получения профессии, вы первые, кто скажет: «Ну, а что с семьей? Как дела на личном фронте?» А на личном фронте тишина. Как учиться в школе – знаем, как получать «пятерки» и писать дипломы – знаем, как заработать деньги – знаем, а вот как найти хорошего мужа и быть с ним счастливой – что-то не припомним, чтобы кто-то объяснял. Подумайте об этом. Что же вы, в конце концов, хотите от своих детей? И чего хотят они от своей жизни?

Социальные причины — своя семья: Поиск партнера по размытому «глянцевому» образцу

Кино и телевидение играют плохую шутку с нашими детьми. Они принимают киношных героев, их преувеличенные или нарочито идеализированные черты характера за реальные. Они и сами –то хотят быть, словно в кинофильме – кристально честными, стойкими, безрассудно смелыми, невероятно красивыми и т.д. и т.д., и такими же – словно в кино – идеальными видят свои взаимоотношения с партнерами, и самих партнеров, естественно, так же.


Если мы обратимся к героям даже очень хороших фильмов, мы увидим, что в характере героев ярко и более-менее четко прописаны не все черты, а в лучшем случае пять-девять, в плохих фильмах и того меньше – одна-две черты. И вот подростки, озираясь по сторонам ищут этот идеальный образ – некий высокий голубоглазый блондин, бесстрашный герой и что-то в этом роде.


Во-первых, они, конечно же, его не находят. А если находят, то быстро приходит разочарование.


То есть суть в том, что девушки, просто не знают и не представляют себе, куда и на что надо смотреть, какие качества в человеке для них действительно важны, а какие второстепенны, каких надо избегать при первых же проявлениях (они не знают даже их проявлений), а какие дают сигналы, что в целом человек не плохой, может, стоит приглядеться.


Терапия в этих случаях должна проходить в обсуждении и анализе различных поступков множества людей, в том числе противоположного пола. Также нужно постоянно мониторить и обсуждать разные проявления личности, поведение и качества характера с тем, чтобы зависимый разработал для себя те, которые ему/ей приемлемы в других, понял на сколько они приемлемы (не всегда на сто процентов, порой можно что-то потерпеть, но не более пяти минут), и какие сигналы о тех или иных свойствах человека поступают во вне, о чем они говорят и т.п.

Социальные причины — своя семья: Нежелание или страх иметь детей

Как говорилось, семья зависимого не несет собой образ семьи, которую стоит копировать. Зависимый не умеет строить отношения и ему не нравится образ семьи, в том числе взаимоотношения с детьми (ребенком).


То есть он не видит себя в будущем в роли мужчины/женщины, в роли мужа/жены, и так же не видит и не очень то и хочет видеть себя в роли отца/матери – родителя. Он не только плохо представляет себе то, как строить воспитание и взаимоотношения с ребенком, но и не понимает того, зачем вообще нужен ребенок, какова его роль в семье, и стоит ли эта роль таких взаимоотношений. Часто эти девушки (юноши) элементарно не видят смысла продолжать род ради вот таких отношений между людьми.


Но кроме этого, зависимый интуитивно понимает, что он сам, ребенок, является причиной многих ссор. Если посмотреть прямо, то это не так, он не является базовой причиной, но косвенной — да. То есть мало того, что ребенок все принимает на свой счет – винит во всем именно себя и только себя, но тут и в самом деле как бы отчасти виноват и он тоже. Ведь если бы его не было, вероятно, и проблем было бы меньше, больше места, больше времени у родителей на себя и друг друга, меньше усталости и забот, в конце концов, если бы они уж очень надоели друг другу, всегда можно легко развестись. Очень сложно объяснить ребенку, что дело не в нем, а в самих родителях. А некоторые мамы так открытым текстом говорят, что терпят отца и все проблемы лишь из-за детей, чтобы они выросли, или что бросили любимую работу ради детей. Понятно, что мамы это часто (бывает и нарочно) говорят совсем не желая навредить, скорее, пытаясь оправлаться в своих собственных глазах. Но что слышит ребенок? Что если бы не он, то мама/папа были бы намного счастливее, а из-за него мучаются уже многие годы.


И опять он не видит и совершенно не понимает, в чем же плюсы иметь детей.


Безусловно, самым лучшим вариантом терапии для ребенка является изменения взаимоотношений в семье, отношений к нему и другим детям (если они есть). Но часто ребенок остается один на один с этими страхами. В этом случае надо обязательно найти образец грамотных, положительных, добрых, чутких и уважительных взаимоотношений между родителями и ребенком. Нередко таким образцом становится именно терапевт, особенно, если у него есть дети. Конечно, для терапевта это становится дополнительной нагрузкой и ответственностью перед клиентом, но что делать… На мой взгляд, лучше всего искать несколько образцов, чтобы был выбор, чтобы были рассуждения, чтобы был собственный анализ того, какими должны быть взаимоотношения в своей будущей семье, на чем и каким образом их строить.


Нельзя сбрасывать со счетов и такой фактор, что после родов мама (а бывает, кто-то из родственников) потеряла «фигуру». Это тоже пугает, но не является основным фактором. Чаще всего это западает в душу не просто так, а благодаря тому, что эта тема так или иначе муссируется в семье или между родственниками, всегда с негативным оттенком и оценкой этих изменений. А так как близких отношений у пищевого зависимого со взрослыми женщинами нет, да и со сверстниками такие темы они боятся обсуждать, то все эти страхи оседают тяжелым осадком в душе. Их, безусловно, надо поднимать и  проговаривать на терапии.