Лечение нарушений пищевого поведения

Причины возникновения нарушений пищевого поведения

 
 
 
 

Социальные причины

Многие причины анорексии и булимии не возможно четко разделить на психологические и социальные, равно как и качества характера, которые часто лежат в основе нарушений пищевого поведения и способствуют разрушению личности. Поэтому это деление довольно условное, и, скорее, принято мною для методологического удобства.


Если к психологическим причинам я относила качества личности, восприятия себя, окружающих, жизни, которые носят в большей степени личностный характер, то в следующей части, описывающей социальные причины, я перечисляю качества личности, которые, либо влияют на поведение в более широком социуме (вне семьи, например, общение с друзьями, жизненные цели), либо формируются опосредованно (конфликты между родителями, рождение других детей), а не под непосредственным влиянием на зависимого (например, оценки родителей или их стиль общения с ребенком-будущим зависимым).
Условно я поделила эту часть на:
- семья;
- общение с другими людьми;
- профессия;
- отношение к будущей семье (формирование собственных семейных ценностей).

Социальные причины: Родители вспыльчивы и непоследовательны

В семье зависимого обычно по крайней мере один из родителей вспыльчив и непоследователен в своих решениях и действиях, как правило, в запретах и/или наказаниях, но в целом, в любого рода обещаниях. Это реальная проблема для ребенка. Во-первых, он не может ни на что твердо рассчитывать. Во-вторых, он учится тому же. Наконец, он теряет веру в людей, в слова и обещания в целом. И даже, когда ему говорят, что все будет хорошо, он выздоровеет, как он может верить, если всю жизнь слова его родителей расходились с делами?!


Удивительно, что этими качествами страдают часто мужчины. А если отец имеет высокий социальный статус и доход, то это добавляет еще и проблему балованности деньгами. Ребенок привыкает к тому, что у такого родителя можно все выпросить, выклянчить, а после его гнева – так совсем просто, он как будто таким образом раскаивается и пытается сгладить свое невыдержанное поведение. А может, просто, без психологических додумок и объяснений, слабохарактерный и непостоянный в своих решениях.


Когда при расстройствах пищевого поведение речь заходит об импульсивности и несдержанности в поведении зависимых в отношении еды, шопинга, эмоциональных реакциях, — не кроется ли оно в подобном поведении родителей?


В любом случае, если родитель собирается принять участие в лечении ребенка, первое, на что следует обратить свое внимание – на собственные несдержанность и непоследовательность в словах и решениях.

Неcдержанное и непоследовательное поведение родителей приводит так же к размытости и непониманию границ в общении с людьми - как своих, так и чужих. Ведь, если на тебя бесконтрольно и необоснованно кричат (крик почти всегда необоснованная и нелогичная вещь), это является нарушением психологических границ, если это происходит часто, то ребенок не видит и не понимает логику их выстраивания в течении своей жизни. Отсутсвуеи даже их смысл - потому как не понятно, для чего нужна граница, которую все равно все (близкие) всегда нарушают. Таким образом отсутствует понимание границ в принципе, не понятен их смысл, нет опыта их выстраивания, соблюдения всеми членами общежития и отстаивания.

Социальные причины: "Скрытые" и "открытые" конфликт в семье

Главное, что дают постоянные конфликты в семье:

Невозможность расслабиться – ребенок всегда в состоянии напряжения, ожидая новой ссоры, если конфликты открыты, и так же в постоянном напряжении из-за витающей напряженной обстановки в семье – при скрытом конфликте.


Человек привыкает к напряжению на телесном уровне и на всю жизнь. Более того, в спокойной обстановке, ему не комфортно, он всегда ожидает подвоха. Фактически стремиться к ухудшению ситуации, если все долго хорошо.


Это бывает проблемой во время терапии. Проходят месяцы лечения, все становится лучше, и вдруг опять пищевой срыв. Во время психотерапии выясняется, что виновата гармония! Психологам и самим зависимым надо понимать, что понадобится время и терпение, чтобы целенаправленно не только прийти к внутренней гармонии, но и прибывать в ней.

Неуверенность в себе.


Неуверенность в завтрашнем дне и в будущем. 


Как бы вы не убеждали ребенка, какой он чудесный и талантливый, как бы вы не хвалили его, постоянные конфликты в семье разрушают сам фундамент уверенности. Какая может быть уверенность, если каждую секунду нужно ожидать крика, ссоры, ударов, новые переживания за любимых людей?

Измены отца (или матери), также являются проявлением скрытых или открытых проблем и конфликтов в семье. Ребенок либо чувствует их, либо узнает о них и переживает в любом случае. Не редко родители начинают поверять ребенка в свои тайны, знакомят с любовницами, не понимая, как сильно дети переживают за обе стороны. При разводе, но оставшемся конфликте между родителями, родители часто допускают ту же ошибку — знакомя ребенка со своей новой семьей, на самом деле пользуются этим, чтобы оговорить вторую половину или хотя бы представить самого себя в лучшем свете.

Задача психотерапии не заключается в том, чтобы "вывести родителей на чистую воду", а в том, что бы научиться принимать их такими, какие они есть, обычными людьми, со своими слабостями, страхами, проблемами и ошибками. Ведь суть болезни в данном аспекте заключается в том, что ребенок все это видит, по крайней мере, точно чувствует, но отказывается принять.

Социальные причины: Ребенок выполняет роль арбитра в семье

Часто во время конфликтов (как открытых, так и скрытых) между родителями и/или другими членами семьи, ребенка привлекают на роль судьи. Фактически один или оба участника конфликта навязывают ему роль арбитра или посредника в ссорах между собой.

Высокая чувствительность зависимых, да и любого ребенка, приводит к невозможным эмоциональным переживаниям за всех участников конфликта. Ребенок одинаково сопереживает за всех – за всех, кроме себя. Даже в небольших и редких ссорах ребенку приходится не сладко. Если же ссоры постоянны, то чувства ребенка копятся (он не умеет «сбрасывать» негативные эмоции, как взрослые), затем переполняют его, затем при кризисе, при каком-либо провоцирующем факторе из-вне, начинается анорексия или булимия или жестокое переедание (или наркотики, или суицид) – это критическая попытка «сбросить» негатив и попросить о помощи.

Во время конфликта ребенка часто заставляют делать непосильный выбор между ссорящимися. Ребенок никогда не может выбрать кого-то правым, так как ему одинаково дороги оба. Поэтому такая ситуация крайне травмирует психику ребенка, нередко на всю жизнь, если не заниматься целенаправленно психотерапией.

Из-за того, что ребенка с малолетства втягивают в конфликт – естественно, что он не в состоянии его решить. Он привыкает к этому – что конфликты нерешаемы по-определению – таким образом, во взрослой жизни, такие дети также не умеют решать конфликты и всеми силами пытаются избегать их. Проблема здесь в том, что часто они лишаются общения или ущемляют себя из-за кажущегося приближающегося конфликта. Например, им проще отказаться от чего-либо совсем, чем попросить сделать что-то для себя – например, они будут спать при свете, лампы, потому что не позволят себе попросить соседа выключить или приглушить свет (хотя тому, это совсем ничего не стоит). Но в голове у зависимого картина такова, что если он обратиться с такой просьбой – это наверняка спровоцирует конфликт. (Отчасти, такое возможно, так как в представлении зависимого просьба звучит, например, так, как мама обращалась с похожими просьбами к отцу, а это, возможно, была претензия, или вызов, «наезд», и действительно провоцировало конфликт. Всего этого зависимый не замечает, не знает и не может понять, в чем именно проблема, и что надо изменить, чтобы было иначе.)

Во взрослой жизни такие дети берут на себя роль арбитра и посредника всегда, кстати и не кстати, как правило, когда это вовсе не требуется, автоматически. По сути они взваливают и несут на себе ответственность за всех действующих лиц (при том, что конфликт между людьми вообще может отсутствовать). Так действует привычка, навязанная в детстве.

Во время конфликтов (особенно при долгом скрытом конфликте) родители манипулируют ребенком и приучают манипулировать его. Это также может происходить при скрытых конфликтах между другими членами семьи, например, бабушкой и мамой, бабушкой и папой, мамой и сестрой и т.д.

Социальные причины: Стиль поведения мамы в семье: авторитарный / обидчивость / манипуляции своим здоровьем / занята собой

Вопреки сложившемуся мнению, стиль поведения мам в семьях пищевых зависимых далеко не всегда авторитарный. Я бы сказала 50х50. Примерно в 50% случаев мамы ведут себя навязчиво-авторитарно, в других случаях они могут быть внешне мягкими, но манипулируя своим здоровьем или обидчивостью постоянно навязывают исключительно свою точку зрения, свои ценности, взгляды и даже вкусы. Причем, с точки зрения терапии, не известно, какой хуже. Ведь, в первом случае, ребенок может хотя бы мысленно противостоять прямому действию, в то время как во втором случае, противостоять вроде как нечему, нет прямого действия, и у зависимого складывается ощущение, что все мысли и поступки его собственные, то есть он чувствует внутреннее противоречие, но не может понять, нем он не доволен, в чем причина, и разумеется, обвиняет во всем только себя.

Авторитарная мать кричит и не дает сказать что-то в ответ – ребенок не может проявить свои эмоции и чувства, свое мнение. Кроме того, боится еще более сильной жестокой реакции матери на свои слова.

Обидчивая мать не дает ребенку проявить свои чувства, потому что ребенок боится, что в ответ не будет внимания матери, или у матери будут из-за него проблемы, например, со здоровьем, если мама еще и манипулирует этим.

Отсюда страх обидеть другого человека, сказать грубость, бестактность. Отчасти это происходит из-за большой чувствительности пищевых зависимых к проявлениям такого рода (не только по отношению к себе, но ко всем окружающим, без исключения). Так же это происходит из-за страха получить грубую / жесткую / неадекватную чувствам зависимого реакцию в ответ (которая была тяжело переносима в детстве от матери). Такой реакцией может быть не только жесткость, но и типичное взрослое: «не обращай внимания / забудь / само пройдет / и т.п.» Поскольку для ребенка в детском возрасте подобные реакции были тяжело переносимы, во взрослой жизни они также вызывают болезненные ощущения.

 

Встречается еще один тип мам – мамы,которые живут только для себя. Они очень любят своих детей, но как бы только на расстоянии. Близкое общение с ребенком или, не дай Бог, какие-либо сложности с ним, вызывают в них панический ужас. По какой-то причине в их картине мира их личное счастье и воспитание детей, забота о муже и о семье – несовместимые понятия. Как правило, это совсем не так, но эту картинку в их сознании очень сложно изменить. Они становятся глубоко несчастными, стоит им только подумать о том, что теперь, например, в связи с болезнью одного из членов семьи, они вынуждены больше времени и сил отдавать в семью. Они никак не могут поверить и увидеть то, что от них требуется вовсе не отказ от собственных интересов, собственных планов и собственной жизни, а всего лишь другое отношение к себе, к семье, и этим планам.


Возможно, это идет из их детства, когда они видели, или чувствовали, как их собственная мать, отказавшись от своей жизни и интересов – во имя семьи, несчастлива в семейной жизни. Может быть. Если бы это было так, то, вероятно, во время терапии, было бы полезно предположить другие варианты развития жизни матери, не исключающие ни семьи, ни собственных интересов – это бы помогло увидеть свою собственную ситуацию в новом свете.

Социальные причины: мама – паникер

Мамы детей анорексиков/булимиков имеют такую черту характера либо изначально, либо она формируется в силу обстоятельств – часто в связи с болезнью ребенка.


Паника – плохой помощник в лечении. От мамы требуется выдержка, терпение и поддержка, а вместо этого детям самим приходится их успокаивать и уговаривать,ч то все идет своим чередом.

Возможно, от паникерства поможет четкое и ясное понимание картины последовательности, шагов и результатов лечения на разных этапах.

Социальные причины: Мама – глава семьи

Как правило (за редким исключением), в семьях пищевых зависимых главой семьи является мама. Однако это не всегда является очевидным. Порой мама выступает в роли «серого кардинала», то есть вроде бы решения принимает папа, но еще не было в жизни такого случая, чтобы это решение противоречило желанию мамы.


В любом случае ребенок с детства видит, что женщина мама не уважает отца, редко считается или хотя бы прислушивается к его мнению. В крайних случаях происходит унижение отца на глазах у детей. Не редко это происходит в полушуточной форме «заглаза», вроде выражений «все равно сделаю по-моему, так как он ничего не смыслит в этом/ему все равно (и т.п.)».


Дети с пищевой зависимостью чувствительны к несправедливости, остро и тяжело воспринимают проявление неуважения к кому бы то ни было, особенно к родному человеку. Поэтому они начинают переживать за отца. С другой стороны, видя неправильное поведение матери, у них рождаются двойственные чувства к ней, так как они не в состоянии поверить, что она может совершать что-то неправильное. Череда этих переживаний накапливается с годами и не имеет выхода – ни эмоциональной разрядки, ни видения своей «неразрешимой дилемы» в новом свете.


Часто наблюдение подобного стиля общения в семье приводит зависимых к решению, что они так никогда не будут поступать, что они сделают в своей жизни все иначе, но как, они не представляют. А со временем они видят, что сами ведут себя точно так же, и это вводит их в еще большее уныние от ощущения безвыходности ситуации. Отсюда подрывается доверие к институту брака, пропадает желание иметь семью.

Социальные причины: любимицы пап

Зависимые девушки часто в детстве психологически намного ближе с папами, чем с мамами. Их даже можно было бы назвать «любимицы пап», особенно на фоне второго ребенка, который чаще оказывается ближе к маме. Но даже если это не так, все равно зависимые декларируют большее взаимопонимание с отцами, чем с матерями.


Это может происходить по многим причинам.  Иногда дети сопереживают папам из-за кажущейся несправедливости в отношениях между родителями, иногда больше симпатизируют отцам, потому что те меньше кричат, порой ценят его логику, вместо нелогичного и непоследовательного поведения мамы, и т.д., в каждом случае можно разбираться отдельно. В крайних случаях девочка выполняет роль жены для отца (психологически) – мама часто на работе, дочь готовит на всех, убирает, но что важнее, молча выслушивает отца, а он все больше делится с ней, часто своими проблемами на работе и даже с женой, не подозревая о том, что вызывает тяжелые переживания у ребенка, который не в силах ни чем помочь, и тем сильнее переживает из-за этого. Такое поведение может вызвать ревность со стороны матери – осознанно или нет. Это приводит к еще большим конфликтам.


Может показаться удивительным, что при этом отношения матери и дочери со временем могут стать очень близкими. Но здесь нет противоречия. Дело в том, что при кажущейся близости, при наличии диагноза анорексия/булимия, можно с уверенностью сказать, что понимание между ними отсутствует, причем с обеих сторон. Как правило, дочери просто не с кем больше делиться, и она закрывает глаза на ранящие ее, или неподходящие ей в силу разных характеров, реплики и советы матери. А мать, в силу своего неумения, не замечает этого. Бывает и так, что советы хороши, но тон не подходящий. Часто мешает темперамент обеих – вспыльчивость. С годами реакции так обостряются, что за ними невозможно разглядеть истинные добрые намерения человека.


Как бы то ни было, изначально на лицо непонимание матери и ребенка. И в этом коренится важнейших шаг родителей в лечении зависимого – восстановить взаимопонимание и убрать неконтролируемые и необдуманные реакции – вспыльчивость, грубость, бестактность. Порой только на это уходит год-два работы с родителями. И это можно понять – ведь приходиться менять многие привычки, которые взращивались десятилетиями. Но результат стоит того. Умение общаться со своим ребенком тянет за собой умение общаться со всеми близкими, а затем и со всеми окружающими – и многое меняется вокруг в неожиданно лучшую сторону.

Социальные причины: Сложные взаимоотношения матери со своей мамой (бабушкой зависимого)

Каким образом это сказывается на характере зависимого и развитии зависимости?

Независимо от того, живет ли бабушка вместе с зависимым или нет, ребенок перенимает стиль взаимоотношений между матерью и ее матерью и постепенно это начинает все больше проявляться. Если дети очень мягкие в своем поведении, а между мамой и ее мамой отношения грубые, то такой стиль поведения поначалу звучит только в голове у ребенка, и может реализоваться намного позже.

Часто проблема еще и в том, что родители (один из родителей) супругов настроен против второго супруга – либо против мужа, либо против жены. И дополнительная проблема в том, что бабушки (реже дедушки) высказывают свои мысли детям. Высказывают часто, безапелляционно, не редко в грубой форме. К сожалению, они не понимают, какой урон они наносят детской психике, ведь для ребенка равны и любимы одинаково оба родителя. Поначалу он пытается их защитить от нападок родственников, но постепенно, понимает, что проигрывает в неравной битве и отступает, еще больше страдая – от собственного бессилия. Часто он старается в этих случаях принять удар на себя, отводя его таким образом от родителя, на которого нападают. Например, бабушка может что-то говорить ребенку о папе/маме, в расчете на то, что ребенок после ее слов расскажет им и/или повлияет на них, но ребенок наоборот, старается сделать так, что бы тот или иной родитель никогда не узнал столь ранящих слов в свой адрес. Он все хранит и «хоронит» в себе.

Социальные причины: Алкоголизм или другая зависимость одного из родителей

Конечно, алкоголизм (чаще всего именно эта зависимость) одного из родителей, является дополнительным провоцирующим фактором развития анорексии/булимии/переедания. Чаще всего он встречается у отцов. Стоит ли говорить о таких очевидных вещах, как то, что агрессивное поведение алкоголика негативно сказывается на психике ребенка: это и страх бесконтрольного поведения – крика и/или рукоприкладства, который закрепляется и становится привычным в поведении ребенка, это и постоянное опасения и ожидание непредсказуемой ситуации, переживания за мать, стыд перед соседями, друзьями и другими посторонними, беспомощность, отчаяние, ненависть, злость, отвращение. Все это становится частью характера ребенка-зависимого. Это значит, что становясь взрослым он никогда не уверен, что ситуация ему подконтрольна, что он в состоянии ею управлять, он всегда ожидает от будущего чего-то плохого, какого-то подвоха, который обязательно «выбьет его из колеи» и основа потеряет контроль над ситуацией (если ее хоть не на долго приобрел). В неподконтрольной себе ситуации (а это, как мы видим, почти все) он постоянно ожидает проявление неконтролируемых эмоций от оппонента – крик, и даже рукоприкладство (так воспринимает его тело на физическом уровне). Одновременно с этим он также переживает и все вышеперечисленные качества, впитанные с детства, но уже по отношению к себе и практически всем своим качествам, способностям и особенностям.


Ситуация осложняется, если выпивает мать, так как от нее, как от матери больше ожиданий, а соответственно и разочарований).
Ситуация тем проще, чем позже, относительно возраста зависимого, развивается алкоголизм родителя.


К моменту терапии зависимый родитель может уже долгое время не употреблять алкоголь, лет пять, и даже десять. Однако, к сожалению зависимого, если это происходило в его детстве все эти реакции присутствуют в нем. В них придется разбираться, что бы изменить их, изменить неосознанное поведение, которое провоцирует проблемы во взрослой жизни. Часто зависимый полагает, что раз этого в его родительской семье давно нет, то это не сказывается на нем и не связано с анорексией/булимией. Зависимые даже предпочитают не упоминать о зависимости родителя, имевшей быть когда-то, тем более, если в семье было принято все скрывать от посторонних, и делать на людях «хорошую маску». Но здесь надо понимать и объяснять во время терапии, очень важную вещь: разбираясь с проблемами в семье, с родителями, говоря об их отрицательных качествах, не преследуется цель кого-то обидеть, оскорбить, унизить, оттолкнуть, и т.п. Задача терапии – найти и понять причины развития болезни. Только поняв, мы сможем что-то изменить, мы увидим, что именно надо изменить.

Описанное выше поведение родителя, пребывающего в алкогольной зависимости, может частично проявляться и само по себе. Я имею в виду, что вспыльчивость, неуравновешенность, агрессивность, крики, драки, потеря контроля над собой и прочее – могут проявляться у одного (или даже обоих) родителей и без всякой зависимости, просто в силу испорченного характера, например, или в силу какой-то болезни. Но это не отменяет их воздействие и влияния на формирование характера ребенка-зависимого.

Социальные причины: Развод родителей

Стоит ли говорить, что любой развод влияет на детей не лучшим образом.


Самое главное, что необходимо знать родителям и предотвратить: все дети воспринимают ссоры и тем более развод родителей как свою личную вину, детский эгоцентризм заставляет их видеть себя и только себя причиной расставания родителей или конфликтов между ними. Естественно, что первым делом необходимо всеми возможными средствами разуверить ребенка в этом. И скорее всего, не один раз, а несколько с течением времени (в разных возрастах у детей всплывает вновь этот вопрос – не из-за меня ли расстались родители?) И каждый раз нужно иметь такт и мудрость подобрать слова, соответствующие возрасту, и терпеливо объяснять, что ребенок ни при чем. 

Безусловно, самый лучший вариант развода, когда родители остаются в добрых и правдивых отношениях друг с другом и с детьми. Но, к сожалению, в семьях, где ребенок – зависимый, такое случается редко. Самый худший вариант, когда родители продолжают оставаться в конфликте (не редко открытом и агрессивном) долгие-долгие годы.


Часто встречаются случаи, когда родители, прибывая в разводе много лет, продолжают жить под одной крышей. Как правило, даже если родители мало/редко общаются между собой, такое положение вещей соседствует со скрытым конфликтом, который не могут не чувствовать дети и сопереживать то одной, то другой стороне, то всем вместе.

Часто после разводов матери так и остаются одни, посвящают свою жизнь работе и/или ребенку. В этом случае дополнительная проблема заключается в том, что дети не видят семейных ролей – мужа и жены, совместного отношения родителей к детям, не видят, каким образом решаются семейные конфликты и т.п. Правда, справедливости ради стоит сказать, что и в полных семьях зависимых, как правило, родители не выполняют свои роли, конфликты либо не решаются совсем, либо решаются неконструктивно с криками, нервными срывами и т.д. Все это приводит к тому, что дети не хотят взрослеть и жениться/выходить замуж, так как не понимают ни причин и задач брака и семьи, ни того, каким образом жить в семейных отношениях, ни того, как воспитывать детей – ведь все, что они видели в своей жизни в отношении семьи – одни нерешенные проблемы, ни грамма счастья или удовольствия.

Социальные причины: Родные братья и сестры

 

Если в семье есть предпосылки к развитию анорексии или булимии у ребенка, то наличие родных братьев, или сестер (как правило, кого-то одного – то есть в семье булимика, как правило, один или два ребенка, редко, три), усугубляет болезнь. А вот старший или младший второй ребенок, роли не играет. Но, разумеется, они, по-разному влияют на ребенка-пищевого зависимого. И варианты их влияния тоже разные.


При появлении в семье младшего брата или сестры переключает внимание родителей (матери) естественным или неестественным образом на младшего. Оправдано повышенное внимание матери ко второму ребенку или нет, надо разбираться на терапии, но факт, что ребенок-анорексик/булимик чувствует себя обделенным вниманием или часто несправедливо ущемленным, например в спорах. Например, ему могут постоянно напоминать, что он старше и должен уступить. «Но, ведь, он тоже ребенок!» – так он думает в эти мгновения, и никакие слова матери, что она любит их одинаково не убедят его, если на деле его детские интересы ущемляются больше.


В другом случае, на ребенка-анорексика/булимика могут перекладываться слишком большая ответственность за младшего, или даже просто непомерные переживания или чувство вины, связанные с младшим. Родители должны такие вещи стараться увидеть и «снимать» лишний груз с ребенка.

При наличии в семье старшей сестры сестра может занять место матери. В этом случае на нее перекладываются многие функции по уходу, или просто она вынуждена следить за младшим ребенком (как правило, за сестрой) – брать ее с собой, вовремя накормить и т.п. В любом случае, она начинает играть в сознании ребенка-зависимого крайне важную роль, при том, что в силу своего возраста (к примеру, старшего подростка), может унижать и оскорблять младшего ребенка при своих друзьях или без них, в то время как в других обстоятельствах, без сомнения любит ее. Такое, безусловно, встречается во многих семьях с двумя и тремя детьми, но в нашем случае мы сталкиваемся с тем, что взрослые не замечают этого и ребенку-зависимому не с кем поговорить об этом, понять, что делать и как лучше себя вести.

Нельзя забывать и о том, что ребенок-зависимый крайне чувствительный, и поэтому он чутко улавливает малейшие шероховатости в отношениях родителей со вторым, старшим или младшим ребенком. С этими переживаниями он также не знает, что делать, а они могут быть зачастую тяжелее переживаний за самого себя.

Социальные причины: Бабушки и дедушки

Социальные причины: Родители нуждаются в зависимом ребенке

К сожалению, не редки случаи того, что у людей с нарушением пищевого поведения родители являются созависимыми личностями. И, как вы увидите из ниже описанных примеров, станет понятно, что созависимые родители фактически своими руками воспитывают зависимого ребенка.

Прежде, чем перейти к сути, очень важно отметить, что описание, которое дается ниже, не является ни хорошим, ни плохим. Это просто факты, описывающие качества созависимой личности, того, как они проявляются, и какое влияние оказывают порой на детей или близких. Если вы, читающий сейчас эти строки, являетесь родителем пищевого зависимого, вам, возможно, будет тяжело дочитать до конца эту статью, и принять то, что в ней говориться, так как, вероятнее всего, это вызовет у вас обиду, или тревогу, или раздражение. В таком случае, вам особенно важно понять, что это не обвинения в ваш адрес, а объяснение того, как работают механизмы влияния людей друг на друга в зависимости от их личности.

Что такое созависимость?


Это наличие определенных стереотипов поведения, вызванные личными страхами, собственной внутренней тревожностью, несамомтоятельностью, несамодостаточностью, которые транслируются и внушаются окружающим, как буд-то это их состояние, а так же что без него (созависимого) окружающие сами не справятся ни в конкретной ситуации, ни в жизни в целом.


Многочисленная часть созависимых — это люди с детскими травмами (эмоциональными и/или физическими), которые они могли получить не обязательно в семье, но от значимых людей: учителей, друзей, общества. Такие травмы приводят к нарушению выстраивания взаимоотношений с различными людьми на всех уровнях, к искаженным эмоциональным реакциям и их проявлениям (часто отсутствию теплых эмоциональных связей), наличию нездоровых, негибких, бесчеловечных, травмирующих правил.

Созависимость имеет свои характеристики и признаки.

К созависимым качества характера относятся:

  • Контроль. Созависимый человек всегда пытается контролировать другого человека – его желания, мысли, поведение. Например, если кто-то близкий говорит о своем желании, которое не близко или не понятно созависимому, то созависимый начинает отговаривать от реализации этого желания, приводит доказательства, в его ненужности, бессмысленности, глупости. Это проявляется с самого раннего детства: «девочки в такие игры не играют», «хорошие дети не плачут/не капризничают/ничего не оставляют на тарелках/не пачкаются» и т.д. В более старшем возрасте это распространяется на выбор профессии: «у тебя нет таланта», «здесь не заработать», «это не для слабонервных», «это не престижно». У меня был случай, когда одна девушка рассказывала, как родители и родственники, не сговариваясь предварительно друг с другом, отзывались о ее выборе будущей профессии юриста. Родители говорили, что это денежно и престижно, тетя – что зарплата маленькая, зато надежно и хорошее образование, а дядя – что «бум» прошел, и теперь нет ни стоящей зарплаты, ни приличного образования. Это типичный пример того, как созависимые взрослые руководствуются представлениями, ничем не подкрепленными, кроме собственных переживаний. Другой пример: в семьях пищевых зависимых типичным является постоянные открытые двери во все помещения, попытки закрыть дверь приводят к недоумению, раздражению и агрессии со стороны созависимого. Вообще любые попытки что-то скрыть, утаить, не сказать приводят к раздражению или обиде, по меньшей мере.

  • Тревожность. Люди с созависимым поведением тревожатся по любому поводу. Тревога – их второе имя. Это внутреннее состояние созависимого, как правило, не связанное с реальными фактами и положением дел. Даже если сделать все, как они просят, они все равно через 5 минут найдут повод для тревоги и переживаний. Часто их тревожность проявляется в навязчивых мыслях, которые они транслируют всем своим близким. Это тревога за здоровье, безопасность, будущее и т.п.

Нужно понимать, что сами тревожные люди к своему состоянию давно привыкли. Часто их супруги тоже привыкли. В целом, взрослых людей, которые давно живут друг с другом, пусть один из них, или даже оба, тревожны – все устраивает. Другое дело дети. Дети с пищевой зависимостью являются очень чувствительными натурами, даже сверх-чувствительными. Малейшие состояния, превышающие норму, приводят их в чрезмерное возбуждение, с которым их необходимо обучать справляться специально и целенаправленно. Это могут быть и радость, и горе, и тоска, и счастье – все что угодно. И вот эти дети находятся в семье, где постоянно царит атмосфера тревоги. Даже сложно себе представить, что с ними творится, как они со всем этим справляются, или не справляются, а копят годами, до тех пор, пока не появится долгожданная возможность реализовать все свои переживания в анорексии.

  • Недоверие. Поскольку созависимые очень тревожны, им тяжело принять на веру сомнительные с их точки зрения факты. А мы знаем, что в их представление о спокойном мире не укладывается практически ничего. Поэтому они часто всех «выводят на чистую воду» (для детей это довольно травматично, учитывая, что это их мама или папа, которые должны доверять своему ребенку априори). Для них нередки замечания относительно других людей: «они все врут», «они обязательно сделают тебе пакость, только отвернись» и т.п. Из-за недоверия людям рождается обесценивание. (Причем, обесценивание переходит как на близких, так и на самих себя. То есть собой они тоже никогда не бывают довольны.) И получается, что бы ребенок не сделал для спокойствия мамы/папы, этого никогда не будет достаточно. Со временем, у ребенка, просто «опускаются руки», он теряется в догадках, как еще угодить.

С этим приходится сталкиваться и в терапии. К сожалению, не редки факты, когда мамы плохо себе представляют, каким же собственно результатом они будут довольны. А если такой результат достигается, они его обесценивают и ставят следующую планку. И так без конца. Порой родители не замечают абсурдности их требований. Например, ребенок до анорексии был с весом выше своей возрастной нормы, а ел сверх своих возможностей исключительно из-за требований взрослых (то есть сам бы, в нормальном состоянии, без болезни, без зависимости – ел бы поменьше). Так вот родители требуют вернуть вес после анорексии к прежнему состоянию, даже игнорируя объяснения, что это является начальной стадией ожирения, не менее опасного заболевания.


Но самое опасное в терапии – это то, что родители теряют контроль над своим ребенком, это вызывает дополнительную тревогу, как следствие, недоверие терапевту и вообще лечению. Нередко родители начинают обесценивать лечение детей, чему противостоять очень сложно и дети снова теряют веру в себя. Именно по этой причине так важна семейная терапия, когда хотя бы один из родителей, пытается сам и помогает другому как можно в меньшей степени проявлять созавивимые качества характера, тормозящие лечение.

  • Негативное мышление – в оценках происходящего или будущего всегда или в подавляющем большинстве случаев присутствуют отрицательные ноты. Это могут быть очевидные слова, такие как: «у тебя ничего не получится», «я наверняка все испорчу», «все семьи нормальные, одни мы уроды», «у нас всегда все болеют» и т.п. А могут быть более скрытые: например, постоянная тревога и предостережения о трудностях. Иногда эти мысли как бы нейтральны, например: «так бывает только в кино», «это могут только люди с деньгами/связями/в других странах» и т.п., но на самом деле это негативная оценка и речь о том, что «ты не сможешь, это не для тебя». Порой они завуалированы в скрытые послания, такие как: «Мы желаем тебе счастья/здоровья/выйти замуж и т.д.» - эти вдохновляющие фразы произносятся «упавшим», обессиленным или раздраженным голосом или тоном.

  • Нетерпение. Попытки созависимого человека получить результат как можно быстрее, очевидно, связаны с внутренней тревогой и желанием контролировать ситуацию.

Зависимое, или созависимое поведение, сродни с поведением ребенка – страх быть отвергнутым или непринятым, из-за этого стремление манипулировать, чтобы контролировать ситуацию, тревога за себе и свое будущее (в отсутсвие взрослых или предвидения их отсутствия), неумение терпеть и ждать, грамотно распоряжаться временем и доступными ресурсами – все это так похоже на поведение напуганных детей, не умеющих или разучившихся анализировать и видеть перспективу, доверять себе и жизни. Прибывая в таком состоянии – в состоянии испуганного ребенка – родителям сложно справится и воспитать другого, такого же ребенка.

  • Трудности в принятии решения. Тревога рождает страх неправильного решения, а страх парализует мышление, анализ трезвую оценку ситуации и выходов из нее. Может показаться, что это качество проявляется только в больших решениях, однако в маленьких оно не проявлено не потому что отсутствует, а потому что все уже давно идет по-накатанному, годами отлаженному графику: либо все идет, как мне надо, либо, если кто-то делает шаг в сторону – манипуляция, чтобы вернуть все в привычную колею и запугивание, чтобы подобного больше не происходило. У родители людей с пищевой зависимостью тревога, связанная с принятием решений граничит с паникой. Проще говоря, они паникеры, и заканчивается все тем, что они паникуют по малейшему поводу.

  • Неспособность устанавливать здоровые границы с другими людьми. Созависимые люди эмоционально незрелы и не знают своих собственных физических и психологических границ. Понятно, что из-за этого они просто не умеют и не могут выдерживать границы других людей и своих собственных. Но, кроме того, они заинтересованы в отсутствии границ с близкими (а иногда и с посторонними) людьми. Дело в том, что если у другого человека есть граница, то не возможно больше контролировать того, что находится внутри нее – внутри границы, чужой границы. А это тревожно и опасно.

Проблема в том, что детям для нормального воспитания крайне необходимо, чтобы взрослые выстраивали и отстаивали границы. В первую очередь, только в этом случае ребенок чувствует себя в безопасности. Да, он все время, всю свою детскую жизнь, пытается пробить границы взрослых – так устроены дети, но безопасно ему только в том случае, если родители твердо стоят на своем и не пускают за очерченные границы. Во-вторых, только отталкиваясь от границ родителей, ребенок может начать выстраивать собственные. В третьих, только опираясь на опыт родителей, у ребенка есть видение того, как именно надо выстраивать границы. Иначе говоря, он копирует это с родителей. Причем вопрос выстраивания родителями границ актуален даже со взрослыми детьми.


По мере прохождения лечения пищевой зависимости ребенок обучается выстраивать собственные границы в обход родительского примера. Это сложнее, но для своей психической безопасности в жизни необходимо. При этом, если родители продолжают не соблюдать границ, нарушать и даже разрушать границы ребенка, то лечение проходит медленно. В таких случаях родители, словно тянут ребенка назад. Обратно в болезнь. К сожалению, большинство родителей не замечают этого и отказываются сотрудничать в этом вопросе с ребенком, даже когда он объясняет это и предлагает компромиссные решения. Часто это происходит не по злому умыслу, а потому что родители просто слишком привыкли быть такими, какие они есть и, не видя себя со стороны, через пару дней после разговоров возвращаются к прежнему поведению.

  • Принятие на себя ответственности за удовлетворение потребностей других людей при неосознании своих потребностей. Созависимые люди плохо чувствуют свое тело, свои эмоциональные состояния, плохо осознают и понимают свои потребности. И им страшно разбираться в них. Им кажется, что разговор об этом, погружение в них, приведут к намного более тревожному состоянию, чем сейчас, к упущению контроля, к потере и без того зыбкого баланса на грани фола. Напротив, мысли (не чувства, не разговор и понимание) о том, чего хотят других, в чем их физические и эмоциональные потребности, их цели и мотивы – дают более ясное видение жизни, «понимание» и решение проблемы, а значит уверенность и стабильность. Отсюда – нежелание родителей разбираться с собой, а наоборот мы видим желание разбираться именно с ребенком. Причем при этом, они словно кричат: «верните мне мое чадо, таким как было до этой невыносимой бесконтрольной ситуации, сделайте мне его таким, как был прежде – милым, послушным, нормальным, таким как надо (мне), таким, к которому я привык».

Подводя итог, можно сказать, что подобный стиль поведения созависимого человека провоцирует у членов семьи развитие зависимого типа личности. А когда они привыкают к тому, что рядом есть зависимый, то незамечают того, что своим поведением продолжают культивировать и саму зависимость, мешая ее лечению, если такое имеет место быть. Несмотря на то, что им так не хочется, и тревожно, и страшно – изменить что-то в своем привычном укладе, совершенно очевидна истина: одни и те же поступки или слова – будут приводить к одним и тем же результатам. Мы постоянно видим, как родители пищевых зависимых день за днем, месяц за месяцем, год за годом – делают и говорят одно и то же, и удивляются, что их слова или действия не имеют должного эффекта, все без толку, ни к чему не приводят. А точнее говоря, приводят к одному и тому же результату – диетам, худению, истерикам, ссорам, пищевым срывам и проч.

Очевидно, ни один родитель не хочет, чтобы его ребенок страдал, болел или умирал от недоедания. Все до единого хотят видеть своих детей счастливыми и здоровыми. Надо понимать, что только этот постулат и есть правда, по-другому и быть не может. Но это на уровне сознания. Однако, наше подсознание гораздо шире, объемнее сознания, а из-за того, что, как правило мы в нем не разбираемся, его логика часто нелогична и не предсказуема. И факт таков, что родители умом хотят ребенку только здоровья, но поступками – чтобы он продолжал оставаться зависимым и больным.

Обратившийся за лечением ребенок, конечно, будет стараться выкарабкаться из этой ситуации всеми возможными способами. Однако, изменение поведения родителей неоценимая помощь в его труде.

Социальные причины: Неумение общаться и строить взаимоотношения с людьми

Переполнение своими чувствами дает слишком острое восприятие любых негативных действий или слов в свой адрес.

Часто зацикленность лишь на своих переживаниях. Однако человек внешне выглядит, как активно проявляющий участие в другом, в том числе так выглядит для себя самого, поэтому с одной стороны он дает картбланш второй стороне активно рассказывать о себя, с другой — внутреннее противоречие — хочу, чтобы меня тоже выслушали, но говорить не могу, и сильная обида на оппонента.

Неумение выражать свои эмоции обедняет общение — оно становится однобоким, узким и односторонним.

Социальные причины: Неумение решать конфликты и быть в них

Часто взаимоотношения в семье — скрытые или открытые конфликты обучают неумению решать конфликты.


Скрытый конфликт в семье — появляется конфликт, он замалчивается и годами не решается.


Открытый конфликт в семье — ребенок с детсва видит конфликты и видит, что они не решаются и разрушают отношения. Вывод — конфликты надо избегать.


Также ребенок может учиться у дного из родителей решать конфликт тем способом, который у того есть, но он, в лучшем случае, не усугубляет ситуацию, но и не помогает.

Ощущение, что конфликт — это всегда разрушение, всегда негатив.

Социальные причины: Общение с друзьями (подругами)

Неумение общаться с людьми и страх конфликтов приводит к наличию одной подруги на протяжении всего детства и, как правило, зависимости от нее.


Часто конфликт с такой, единственной, подругой, связан с тем, что подруга начинает общаться с кем-то еще – девочкой или мальчиком – воспринимается как предательство.


Считает, что обременяет своими проблемами, поэтому не делится ими, но чужие – выслушивает. Нет понимания, что это обедняет отношения, что это не дружба.


Иногда подругой выступает мать — в нашем случае это плохо, так как мать, будучи сама созависимой, не понимает того, какой груз она вешает на ребенка, рассказывая свои проблемы, иногда откровенно перекладывает на ребенка свои проблемы, провоцирует ребенка быть связующим звеном с отцом (перекладывает ответственность за отношения на ребенка). Кроме того, мешает ребенку наладить отношения с друзьями — 1) никого ближе не будет, 2) иногда ревнует к личной жизни ребенка (даже к хобби).

Социальные причины: Отсутствие понимания Друг — близкий человек — коллега — приятель.

Отсутствие понимания и различения понятий: друг — близкий человек — коллега — приятель – одноклассник, одногруппник – начальник – подчиненный – родственник – близкий человек – сосед приводит к обманутым ожиданиям и разочарованиям.


К примеру, только из-за одной улыбки и похвалы начальника, идет ожидание от него и в дальнейшем только теплого и понимающего отношения, как от близкого человека. Или от родственников постоянно ожидается понимание и полное принятие, как от человека родственного по духу, по интересам, в то время как родственники могут быть очень далеки нам и, соответственно, совсем не близкими людьми.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now